Содержание


 261

Акад. Куник сопоставляет это известие о пребывании в Риге послов "русских королей" в январе 1224 г. с сообщением, заключающим рассказ о татарском нашествии в XXV. 1, где в несомненной причинной связи с поражением на Калке говорится также о прибытии русских послов в Ригу. По мнению акад. Куника, посольства, упомянутые под 1222 годом, можно было бы считать фактом, поскольку, готовясь к походу на татар, русские князья действительно должны были позаботиться и о безопасности тыла. Однако, от кого же могли быть эти посольства до битвы при Калке? Смоленский и полоцкий князья, судя по Генриху, и так были в мирных отношениях с Ригой, а Новгород и Псков заключили с ней мир лишь после взятия Дорпата в конце 1224 г., до того же оставались все время враждебны.

После поражения при Калке прибытие мирных посольств даже от Смоленска и Полоцка совершенно понятно: Владимир Рюрикович занял киевский стол, другие князья выбыли, павши в бою, возобновление договора было естественно. Таким образом, русские посольства должны были быть в Риге осенью 1223 года, но если это так, то спрашивается, что за послы русские, от кого и зачем оказываются по Генриху в Риге и в конце 1222 г. и к январю 1224 г.?

Акад. Куник склонен думать, что эти два упоминания Хроники (XXV. 1 и здесь) относятся к одному и тому же факту к появлению в Риге русских посольств после битвы при Калке, а то обстоятельство, что послы находятся в Риге еще в январе 1224 г., считает косвенным доказательством в пользу 1223 года, как года битвы.

262

Вальдемар II захватил за-эльбскне области, прибавив к своему прежнему титулу (короля Дании и герцога Ютландии) наименования короля славов и государя северо-эльбской земли (regis Slavorum et domini Nordalbingiae). Вместе с этим он, после упорного сопротивления, подчинил себе графов Шверинских: в 1214 году графы братья Гунцелин и Генрих присягнули ему на верность (Арнольд Любекск., кн. VII, гл. 13). После смерти брата граф Генрих отказался от соблюдения обязательства, и король, отняв у него почти все владения, отдал половину графства своему побочному сыну Николаю, впоследствии герцогу Галландин. Тогда Генрих, доведенный до крайности, решился на смелый шаг: неожиданно захватив Вальдемара in propria terra короля, in papilione propria, увез его и сына его Вальдемара пленниками в дамок Данненбсрг (у Альберта фон Штаде под 1223 г.; также: Contin. Sax. Gramm. у Benzel. Моn. Sueo-Goth). Было это 6 мая 1223 г. Король оставался в плену более двух лет, несмотря на попытки императора Фридриха И вытребовать пленника себе и старания папы освободить его. Только 21 декабря 1225 года Вадьдемар был отпущен Генрихом, получившим большой выкуп, заложников и обещание не вредить его стране.

263

Это последнее соглашение в своем дипломатическом и правовом оформлении отражает решительный перевес епископской партии.Три акта, фиксируюище раздел, епископские акты. В них епископы производят раздел Эстонии между собою (одна треть Альберту и две трети Германну), а не в виде договора с меченосцами. Орден занимает явно второе место: ему, так сказать, лишь во вторую очередь, выделяется половина доли Германна, но с ограниченными правами.

Существо соглашения следующим образом выражено в упомянутых документах.

В акте епископа Альберта от 22 июля 1224 г, о назначении Германна епископом Леалэ сказано: А так как замок Леалэ давно уже был разрушен язычниками с Эзеля, и он (ГерманнС. А.), вследствие беспокойств, ими причинявшихся, и некоторых других препятствий, не мог иметь резиденции у моря, мы назначили ему границы епископата во внутренних областях, чтобы он мог избрать себе там более безопасное место, а именно: землю Саккелэ, Нормигундэ, Мокэ, землю Угенойс, Соболиц, Вайгелэ со всем, к ним относящимся.

Германн в грамоте от 23 июля 1224 г. говорит о меченосцах: "... такое заключили мы соглашение, чтобы, значит, они (меченосцы С. А.) держали от нас и наших преемников около половины территории нашего епископата, на правах вечного владения со светской юрисдикцией, с церквами, десятинами и всяким мирским доходом, а именно землю Саккелэ, Нормигундэ, Мокэ с прилежащими и половину земли Вайгелэ, при сохранении за нами всех духовных прав".

Таким образом, Германн уступает рыцарям три с половиной области из шести, назначенных ему актом епископа Альберта. В то же время меченосцы оказываются в вассальной зависимости от него ("держали от нас"), о чем Хроника умалчивает (ср. об Альберте выше VI.6 и XI.3).

Еще более отчетливо звучит это в акте епископа Альберта от 24 июля 1224 г.: "... Постановление об Эстонии, некогда сделанное нами и покойным Теодерихом, достопочтенным епископом, по совету благоразумных людей, ныне, по желанию и с согласия господина Германна, брата нашего, преемника вышесказанного епископа Теодериха, а также нашего капитула, братьев рыцарства христова, пилигримов и граждан рижских, мы решили возобновить и уточнить следующим образом: так как Ливония, и по своему положению, и в силу случайных поенных причин сравнительно бедна прилежащими (adiacentibiis) землями, а по слову апостола, никто не обязан быть воином на свой счет, то рижская церковь за труды, издержки, убытки и кровь, которую она отдала ради обращения Эстонии и отдаст позднее, будет владеть со всей духовной и светской юрисдикцией полностью и свободно следующими землями: Зонтакелэ, Леалэ, Ганелэ (Hanhele), Корцэ (Corze, Cotze), Ротелевик и прочими поморскими, согласно длине и ширине их границ. Затем, границы епископата господина Германна будут таковы: Угенойс, Вайгелэ, Соболиц, Саккелэ, Нурмигундэ, Моккэ со всеми, к ним относящимися, а из этих земель магистр и братья рыцарства будут держать из руки его и любого из его преемников половину с церквами, десятинами и всяким мирским доходом, оказывая за то должное епископу своему послушание и повиновение"... (переводы наши).

*

Семь килегунд и составляли все Поморье (Вик). Килегунда, также kiligunda древне-эст. и древне-курл. слово, значит область, ныне по эстонски kihlakond, kihhelkund, kihhelkond употребляется в смысле "приход".

264

Радость новых епископских подданных очень выразительна при сопоставлении с несколько раз отмечавшимся выше недовольством населения властью меченосцев.

*

Нападения датчан, как причина невзноса податей, сомнительный мотив. В последний раз о датчанах на Поморье говорилось в XXV.5; потом область приняла участие в восстании, а о нападениях датчан ничего неизвестно.

265

Отсюда следует, что и самого епископа Альберта и других братьев его, Энгельберта, Ротмара, Германна и Теодериха (Дитриха) следует относить к роду фон Аппельдерн. К Буксгевденам Альберта начинают причислять лишь с XV века.

Деревня Бексгёведэ и местечко Апелер (без сомнения, то же, что в старину Апельдерен и Апельдерло) лежат вблизи друг от друга, к югу от Бремергафена.

266

В нашей летописи (ПСРЛ 1, III, 39) под 6732 годом: Того же лета убиша князя Вячка немци в Гюргеве, а город взяша. Альберт фон Штаде упоминает об этом под 1224 г.

267

Энгельберт из Тизенгаузена упоминается в числе свидетелей, как пилигрим и рыцарь, в ряде актов. Упоминание в Хронике первое известие о роде Тизенгаузенов. Самое имя это, вероятно, происходит от наименования деревни в окрестностях Локкума.

*

Иоанн из Долэи упоминается, как вассал епископа Альберта, в актах того времени. О Герлахе фон Долэн см. выше прим, 109.По этому имени назван замок Долэн или Далэн.

268

Итак, еще в 1224 г. дань жителей Толовы Пскову (см. выше XI.7, XVIII.3, XX.5) не только остается фактом, но признается и юридически, хотя уже с 1208 годе в Хронике (ХII.6) было сказано: "уже вся Ливония окрещена была и Лэтигаллия", что в терминологии Генриха должно было бы означать и политическое подчинение.

Впервые на это важное обстоятельство обратил внимание Боннель. А.ф. Рихтер, возражая Боннелю, упускал из виду самое существенное известие Хроники в XXVIII.9 (здесь нами комментируемое). О сборе псковичами той же дани в 80 гг. XIII в. говорит следующее место в 1 Псковской летописи (ПСРЛ 1, IV, стр. 183):"В лето 6792. Бысть знамение в луне, декабря 24, в день недельный; по двою неделю, генваря, погибохом, в 12, избиша немцы псковичь на дани у Алысту, 40 мужь. Яко же древний хронографи глаголют, яко знамение несть на добро, но на зло присно является".О том же во 2 Псковской лет. (ПСРЛ 1, V, 10): "В лето 6792, генваря 2, избиша немцы псковских данщиков, 40 мужь у Волысту".Упоминаемый тут Алыст, несомненно Aliste, в округе Адзелэ, в восточной части Толовы. Об этом избиении псковичей немцами есть сведения и в немецких источниках. Ф. Кейсслер приводит выдержки из двух сохранившихся в Любекском архиве документов, где между прочим говорится, что "в 1288 г. от рождества христова было отнято у немецких купцов около 20 000 мелких меховых шкурок, и то сделали псковичи... в отмщение за убитых, которых брат Отто Пашедах, вместе с людьми из Розиты, умертвил в земле Адзелэ". Боннель и Пабст считают твердо установленным фактом, что еще в 80 гг. XIII века дань псковичам платилась жителями Толовы. О более позднем времени судить трудно за отсутствием документальных данных.

269

См. выше примеч. 2.

270

Вильгельм, еиискои моденский, позднее, с 1244 г. епископ сабинский и кардинал, не раз бывал легатом папского престола в странах севера. О посылке его в Ливонию говорит булла Гонория III от 31 декабря 1223 г. О деятельности его у Альбернка под 1228 г. читаем (перев. наш): "Епископ моденский Гвиллельм, посланный легатом от папы, умом и мудростью своей, а не силой привлек к вере многих язычников в Пруции (Prucia), которая находится за Польшей и за Померанией, и в значительной части изучил их язык. Сверх того, употребив великие усилия, он перевел на тот варварский язык начатки грамматического учения, то есть Доната".

Содержание


Made by Jurij Bikov

Hosted by uCoz